mayakruha: (Default)
[personal profile] mayakruha

Политика Trickle-down (пер. - просачивание вниз) основана на экономической теории предложения. Основной идеей Trickle-down является то, что снижение налоговой нагрузки на богатых ведет к тому, что доходы богатых возрастают и они инвестируют больше. В результате ускоряется рост экономики, что в конечном итоге улучшает жизнь более бедных слоев общества и выигрывают все.

Еще в 2015 году экономисты из МВФ выпустили доклад "Causes and Consequences of Income Inequality: A Global Perspective" (Причины и последствия неравенства доходов: Глобальная перспектива). Как выразился один из экономистов из Oxfam, "В новом докладе МВФ мощно вбил последний гвоздь в гроб теории Trickle-down". На основе статистических данных экономисты МВФ пришли к выводу, что «если доля доходов верхних 20% (богатых) возрастает, в результате рост ВВП в действительности снижается в среднесрочной перспективе, означая, что доходы не просачиваются вниз».
Несмотря на то, что гвоздь был вбит, предложения Трампа по реформе налогов стоят на теории Trickle-down. В результате тема влияния снижения налоговых ставок на экономический рост регулярно поднимается среди экономистов и сейчас. И вот в недавней статье "Three reasons Trickle-down tax cuts don't work" (Три причины, почему снижение налогов на основе Trickle-down не работает) Джарет Бернштейн и Бен Спилберг дали простые объяснения, почему же Trickle-down не работает.

Во-первых, логика Trickle-down является неполной. Это верно, конечно, что более низкие ставки налогов увеличивают количество денег, которое зарабатывают рабочие за час, с учетом выплаченных налогов, что может стимулировать их работать больше. В то же время этот дополнительный чистый заработок подразумевает, что они могут работать немного меньше, и поддерживать тот же уровень дохода. В теории, те, кто ценят более высокий доход, должны стимулированные снижением налогов поднимать свои часы, в то же время, как те, кто ценит больше свободное время, должны делать противоположное. Теория не может сказать нам, какие стимулы будут доминировать, и в реальной жизни у большинства людей не получается устанавливать свои часы подобным образом в любом случае.
Некоторые эмпирические исследования показывают, что работники и инвесторы, как правило, стремятся заменить работу и инвестиции на отдых и сбережения соответственно в ответ на снижение налогов больше, но является ошибкой считать, что так происходит всегда.
Фокусирование на этих денежных стимулах является также слишком упрощенным, так как игнорируются социальные и личные причины, которые влияют на принятие людьми решений о работе, - самооценка, престиж, и взаимоотношения могут быть более важными, чем экономические факторы.

Во-вторых, особенно пагубным допущением экономической теории предложения является то, что все государственные расходы являются расточительством по сравнению с расходами частного сектора, что приводит к выводу, что снижение налогов, скомпенсированное сокращением расходов, должно стимулировать рост. Это предположение явно неверно. Хотя есть, конечно, примеры расточительного расходования государственных средств, подобные примеры имеются в большом количестве и в частном секторе также, и существуют на самом деле многочисленные примеры - пенсионное страхование и медицина являются двумя наиболее показательными примерами, в которых государственные расходы явно более эффективны, чем частные расходы.
Исследования также указывает на то, что экономики с высококачественными общественными благами, включая инфраструктуру и образование, имеют более высокую производительность, чем те, у которых их нет. В реальности, по данным опросов, предприниматели больше заботятся о доступе к высококвалифицированной рабочей силе и инфраструктуре высокого качества, чем о налогах, когда они решают, где открывать свой бизнес. Снижение корпоративных налоговых ставок за счет снижения доходов доступных для финансирования школ и инфраструктуры во имя конкурентоспособности может, таким образом, как ни странно, сделать страну значительно менее привлекательной для бизнеса в долгосрочной перспективе.

В-третьих, сокращение налогов, ориентированное на предложение, обострит неравенство в доходах, как до- так и после уплаты налогов, и есть по крайней мере два канала, по которым неравенство может повредить росту. Во-первых, если большая часть роста экономики идет к тем, кто меньше склонен к использованию дополнительного доллара на потребление (то есть, богатым), это приведет к сокращению потребительских расходов, что составляет 70 процентов от ВВП. Во-вторых, есть исследование, которое связывает высокий уровень неравенства с макроэкономической нестабильностью, так как стагнация доходов среднего класса в сочетании с дешевыми кредитами двигает вверх накопление долгов, именно то, что произошло во время жилищного пузыря. Если кредитный пузырь достаточно велик, как было с жилищным пузырем, когда он взрывается, это может привести к разрушительной рецессии, как жилищный пузырь и сделал.

Рис. Отношение долга к доходам для нижних по доходам 95% домохозяйств (красные точки) и для 5% верхних (черные точки)


Определенно, особенно в эпоху "альтернативных фактов," мы признаем, что научные исследования и доказательства не определяют дебаты вокруг налогов (ни какие-либо другие ключевые дискуссии по этому вопросу). Но согласно опыту, есть много людей, которые инстинктивно понимают, что Trickle-down является отбросами в экономике. И если это относится к Вам, то будьте уверены: Вы правы, они не правы.

Источник: Three reasons Trickle-down tax cuts don't work. Jared Bernstein, Ben Spielberg

Добавить в свой круг

Profile

mayakruha: (Default)
mayakruha

May 2017

S M T W T F S
 123456
78 910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios